среда 15:20, 31 октября 2018

Александр Зотов: Для профсоюза главной проблемой остаются клубы, а не футболисты

Администратор

все публикации автора
Александр Зотов: Для профсоюза главной проблемой остаются клубы, а не футболисты
Генеральный директор Общероссийского профсоюза футболистов Александр Зотов о проблемах российского футбола.

После ЧМ-2018 российский футбол вновь погрузился в пучину скандалов. Клубы продолжают загибаться от нехватки средств, а игроки нарушают закон. Генеральный директор Общероссийского профсоюза футболистов (ОПСФ) Александр Зотов обсудил наболевшие проблемы в этом виде спорта, а также рассказал, какие санкции ждут Александра Кокорина и Павла Мамаева, зачем игрокам необходимо вступать в профсоюз и как понизить «смертность» клубов.

КОКОРИН И МАМАЕВ

— Последняя двухнедельная пауза на матчи сборных произвела настоящий фурор в российском футболе. Каждый день – новый скандал. Складывается впечатление, что отдых посреди сезона нашим игрокам противопоказан.

— Отдых полезен всем в любом случае. Другой вопрос, как использовать свое свободное время. Это уже сугубо индивидуально. Но отдых после тяжелой работы необходим всем.

— Многих конечно же больше волнует судьба Мамаева и Кокорина. До вынесения приговора в суде никакие санкции со стороны клубов и РФС к ним применены не будут, верно?

— Не знаю, потому что разные разговоры ходили, и я не в курсе, применяются ли сейчас со стороны клубов какие-то санкции к игрокам. Но они как минимум могут приостановить выплату заработной платы, поскольку футболисты не находятся на рабочем месте. Хотя я не видел клубных приказов и не могу вам дать более точную информацию. Появлялись слухи о том, что это дело будет рассматриваться комитетом по этике, однако без личного присутствия Мамаева и Кокорина это невозможно. Поэтому сейчас основной момент в том, будет ли доведено дело до суда и какое решение будет вынесено.

Кокорин, МаМаев

— В случае оправдательного приговора велика ли вероятность дисквалификации футболистов? Прежде всего со стороны РФС.

— Тут все будет зависеть от того, отправится ли дело в комитет по этике и как оно будет рассматриваться. Все-таки это происходило в нерабочее время и затрагивало не только субъект футбола. А комитет по этике, на мой взгляд, больше ориентирован на рассмотрение футбольных вопросов. Здесь же больше публичная история. В любом случае пока сложно что-то спрогнозировать, но так как разговоры поднимались самими членами комитета, то вероятность рассмотрения этого дела есть.

— Какую помощь им будет готов оказать профсоюз в случае оправдательного приговора?

— Тут все будет упираться в отношения Кокорина и Мамаева с работодателями. Будут ли как-то нарушаться права игроков или им потребуются консультации по вопросу трудовых договоров либо санкций, которые к ним применят. Сейчас для футболистов все это лежит несколько в другой плоскости, и это явно не основной вопрос. До меня доходила информация, что в трудовом договоре Мамаева прописаны серьезные финансовые санкции в случае обоснованного досрочного разрыва договора клубом. Может возникнуть вопрос соразмерности такой санкции. И, вообще, если вдруг произойдет примирение сторон или оправдательный приговор, то какие санкции можно будет применять к человеку, которого признают невиновным? Пока остается ждать решения суда.

— В одном из интервью вы сказали, что привыкли к разным ситуациям с Кокориным и Мамаевым. Существует такое понятие, как «проблемный (трудный) клиент». В данном случае применимо ли такое описание к Александру и Павлу?

— Для профсоюза футболисты не клиенты, а его неотъемлемая составная часть. Профсоюз создан футболистами и для футболистов. Поэтому мы скорее будем кивать в сторону клубов как трудных клиентов. У нас есть достаточно большой набор клубов, которые регулярно нарушают права футболистов, не выплачивают зарплаты, премии и т.д. Вот они для нас проблема. Подобный случай, который произошел с Кокориным и Мамаевым, на моей памяти первый. Все их предыдущие публичные истории и обсуждения в соцсетях их отдыха в Монако – эта «Санта-Барбара» меня меньше всего интересует. Меня расстраивает именно вот эта последняя ситуация. Так что для нас главной проблемой были и остаются недобросовестные клубы, а не футболисты.

— И кто же входит в этот проблемный список клубов-рецидивистов?

— Это большой список. Если я их все начну перечислять, то он, во-первых, будет слишком длинным. А во-вторых, если я не назову кого-то, а кого-то упомяну, то это будет не совсем корректно. Можно просто посмотреть регулярные решения Палаты по разрешению споров, какие клубы там чаще всего упоминаются. Чтобы никого не «обидеть», можно вспомнить те команды, которые были во главе этого списка совсем недавно. Это, конечно же, и «Волга», и «Кубань», «Алания», судьба которых, к сожалению, сложилась печально.

— Возвращаясь к футболистам, есть ли российские игроки, с которыми профсоюз отказывается сотрудничать и предлагать какую-либо помощь?

— У нас есть такое понятие, как член профсоюза. Футболист не может стать членом профсоюза, если не принимает устав и порочит честь организации. Но, слава богу, у нас пока таких прецедентов не случалось, и я не вижу причины, почему вообще кому-то нельзя оказать помощь. У каждого есть такое право, а профсоюз как раз та самая организация, которая предоставляет футболистам помощь.

— Смоделируем ситуацию: предположим, что я футболист российского клуба и задумался о вступлении в профсоюз. Какая мне от этого будет польза и выгода? Зачем мне это нужно?

— У футболистов в таком случае появляется серьезный помощник в виде профсоюза, готовый 24 часа в сутки и 7 дней в неделю прийти на помощь. Причем в совершенно разных ситуациях, не обязательно конфликтных. Например, если нужно посоветовать, как грамотно составить какие-либо документы. Но в основном это решение вопросов о невыплате заработной платы, неоплаты лечения травмы, неправомерное увольнение, трудовая дискриминация. Предоставляем разного рода финансовые консультации. Есть и другие проекты. Например совместно с РФС у нас есть программа грантов, направленная на помощь футболистам с обучением. Мы оказываем поддержку при получении высшего либо второго высшего образования. Также нужно не забывать, что профсоюз номинирует половину арбитров в Палату по разрешению споров. Палата — это наш внутренний футбольный суд где как раз разбираются разные конфликтные ситуации между клубами и футболистами. Так что ОПСФ ничем не отличается от ведущих мировых профсоюзов футболистов. Защитой и помощью профсоюзов пользуются все разумные футболисты по всему миру.

БАШКИРОВ И ТИГИЕВ

— Пока все увлеченно занимались публичным линчеванием Кокорина с Мамаевым, на первый план вырвался еще один дуэт – Башкиров и Тигиев. Первого задержали за вождение в нетрезвом виде. Какие максимально строгие санкции могут быть применимы к нему?

— Тут прежде всего нужно смотреть, что у него прописано в трудовом договоре, какое взыскание может быть применено клубом по отношению к футболисту. В этот момент он находился не при исполнении служебных обязанностей. Но это в принципе нарушение нашего трудового законодательства, у нас в стране не прощается езда за рулем в нетрезвом виде. Поэтому здесь в первую очередь к нему будут применены санкции как к водителю. А уже затем клуб в соответствии с трудовым договором вправе применить санкции к Башкирову за неподобающее поведение и нанесение ущерба имиджу клуба.

Башкиров, Тигиев

— Тигиева же изначально и вовсе обвиняли в применении амфетамина, но по результатам экспертизы он оказался чист. Получается, в данном случае он проходит как пострадавший и никакое наказание ему не грозит?

— Здесь получилась очень некрасивая история. Классический пример бега впереди паровоза, соревнования журналистов кто первый сообщит. Современные СМИ быстро распространяют информацию, в результате чего пострадал невинный человек и ему был создан отрицательный образ. У нас обычно массово публикуется сенсационная информация, а вот опровержения скудны.

— И теперь Тигиев может обратиться в суд для защиты чести и достоинства.

— Да, теперь он вправе так поступить, найти того, кто непосредственно эту новость стал распространять. Но насколько это все компенсирует тот ущерб, который ему нанесен? Это очень большой вопрос. Для спортсмена репутация важнее всего, и особенно на фоне этой истории с Мамаевым и Кокориным.

«КУБАНЬ», «ТОСНО», «АМКАР»

— На этой неделе РФС закрыл 22 дела в отношении «Кубани», в результате чего пять тренеров и 13 футболистов остались без денег, которые им полагались по контрактам. Кто-то из них уже обратился к вам за помощью? Решение опротестовать невозможно?

— Касательно тех дел, о которых мы осведомлены, там решение Палаты было принято до этого в пользу игроков и тренеров. Сейчас рассматривались заявления в связи с неисполнением этих решений. Исполнить их физически невозможно, потому что «Кубани» больше не существует. Большой привет бывшему директору Муравьеву и его компаньонам. В результате, тренеры и футболисты остаются без денег, потому что у клуба нет активов и никаких средств на счетах. Сейчас они проходят через процедуру банкротства, все имущество клуба, если оно есть, обращается в деньги и распределяется между работниками. Но, как и во многих таких случаях, здесь можно вспомнить «Жемчужину», «Волгу», у клубов нет никакого имущества. Как правило, процедура банкротства заканчивается пустым решением суда. Это никак не связано с работой Палаты, здесь просто нужно жестче относиться к клубам во время лицензирования, чтобы не допускать таких случаев.

Кубань

— Сейчас через процедуру банкротства проходит «Тосно». Бывшие игроки команды также останутся ни с чем?

— Тут немного другая история. У нас не так много клубов, принадлежащих частным компаниям. И возникает вопрос, почему богатая компания, содержащая клуб, внезапно берет банкротит его. Поэтому мы хотим призвать суд посмотреть на ситуацию с этой стороны. Субсидиарная ответственность все-таки должна быть. Понятно, когда, скажем, в бюджете какого-то региона образуется дефицит, а нужно финансировать пенсии и зарплаты учителей, и принимается решение, что футбольный клуб – обуза. Но когда успешная компания «поигралась» и закрыла клуб, не заплатив работникам по своим обязательствам – это неправильно.

— То есть имеются реальные шансы взыскать средства с бывших владельцев «Тосно»?

— Мы надеемся на это. И это был бы хороший прецедент. Я не понимаю, что мешало рассчитаться с ребятами, а уже потом закрыть команду, если вы не хотите ее содержать. Они выиграли Кубок России и были достойны другого отношения к себе. Не такая уж там и большая дыра была. А если бы клуб выступил в Лиге Европы, то можно было бы распределить прибыль оттуда. Тоже темная история почему клуб вдруг отказался там выступать.

— У «Амкара» сейчас ситуация идентичная той, что в «Кубани»?

— Да, также проходят через процедуру банкротства, и у клуба нет никакого имущества.

ПРОБЛЕМЫ «АНЖИ», БУДУЩЕЕ «ТОМИ»

— Капитан «Анжи» Дмитрий Белоруков заявлял о готовности команды бойкотировать матч с ЦСКА, но в итоге от этой затеи отказались. Задолженности в махачкалинском клубе достигли критической отметки?

— Да и, к сожалению, ситуация там не меняется. Непонятно, каким образом клуб будет дальше финансироваться, сейчас какими-то правдами и неправдами находят деньги на выезды. Пока что света в конце туннеля не видно. Насколько я понимаю, сейчас в Дагестане достаточно тяжелая политическая ситуация, и проблемы «Анжи» не на первом месте.

— Но тогда каким образом клуб с такими финансовыми проблемами прошел лицензирование?

— У ОПСФ есть много членов в Палате по разрешению споров, но вот в комиссии по лицензированию, к сожалению, у нас нет представителей. Мы многократно обращались в РФС с просьбой в том или ином виде нас туда пустить. Так бы у нас была возможность ставить барьеры тем клубам, у которых есть долги перед футболистами и тренерами за прошедший сезон. Мы очень скептически относимся ко всякого рода документам, предоставляемыми клубами при лицензировании, где они якобы договорились с игроками о рассрочках и так далее. Так или иначе, невыплата заработной платы говорит о нездоровой финансовой ситуации в клубе, и на наш взгляд, допускать такие клубы к выступлениям опасно. Мы не ратуем за то, чтобы закрывать клубы, потому что для нас каждый клуб – это работодатели. Чем их меньше, тем меньше работы для футболистов. Но когда клуб находятся в постоянных разбирательствах и скандалах, никому от этого не легче.

— Существует ли вероятность того, что «Анжи» снимется с чемпионата?

— Если они не найдут финансирования, то я другого выхода для них не вижу. Пока не создано никакого стабилизационного фонда, способного помочь клубу доиграть до конца сезона. Я надеюсь, что найдутся спонсоры, пул инвесторов, которые захотят помочь команде. Но пока я о таких добровольцах не слышал.

Томь

— Футболисты «Томи» в качестве протеста из-за долгов по зарплате вышли на матч ФНЛ против «Сочи» на 6 минут позже. Сколько времени там не выплачивают игрокам деньги?

— Я слышал, что прошла встреча футболистов с руководством края. Им пообещали выплатить одну заработную плату в ближайшее время и был согласован дальнейший график выплат. В «Томи» часто возникают подобные ситуации. По-моему, это был первый клуб, обратившийся с коллективным письмом за помощью к президенту РФ. Но, несмотря на все проблемы, радует, что клуб до сих пор жив и я надеюсь, что из этой ситуации они также выберутся.

— Гендиректор «Томи» Татьяна Смирнова уверяет, что задолженность составляет порядка 15 млн рублей. Не такая уж большая сумма в сравнении с тем же «Амкаром», где долги достигают 500 млн рублей.

— В ФНЛ введен финансовый регламент. Есть определенные ограничения по заработным платам. Да и в целом финансовая ситуация значительно сократила уровень зарплат в ФНЛ. Если клуб грамотно выстраивает политику, то каких-то огромных перекосов быть не должно. Обычно возникают ситуации, которые называются кассовые разрывы, и несвоевременное поступление партнерских или спонсорских средств. Чаще всего из-за этого и получаются задержки по зарплате. Такие ситуации разрешимы, но довольно болезненны сиюминутно.

— И каков порог ограничения по зарплатам в ФНЛ?

— По-моему, самые большие контракты могут заключаться на сумму в 300 тысяч рублей в месяц, но есть исключения.

— Полузащитник «Томи» Илья Кухарчук в интервью рассказал, что футболистам платят по 50 тысяч рублей, чтобы они с голоду не умерли. Не слишком ли он драматизирует? Многие россияне не получают даже таких денег и как-то справляются.

— Спортсмен это активный молодой человек, зачастую с семьей, с детьми. Из-за постоянных переездов, редко бывающий дома. Большинство живет в съемных квартирах, сами покупают себе дорогостоящие бутсы. Это достаточно затратно. Из этих 50 тысяч «живых» денег остается очень мало если вообще что-то остается.

— Разве обычно клуб не предлагает свои услуги при аренде жилья?

— Далеко не всегда. Это лишь в тех случаях, когда клуб очень заинтересован в игроке и такой пункт может быть внесен в договор. Тем более сейчас большинство клубов стараются считать каждую копейку. Поэтому, если они могут не платить за это, то они платить и не будут. И если нет каких-то рычагов давления при составлении договора, такой пункт не будет включен.

СМЕРТНОСТЬ КЛУБОВ, СОЗДАНИЕ СТАБИЛИЗАЦИОННОГО ФОНДА

— Два года назад в интервью вы сказали, что  у 70-80% клубов в России регулярные задержки по заработной плате. Насколько изменилась ситуация с того момента, стало еще хуже?

— Такая ситуация держится примерно на одном уровне последние 2-3 года. Сейчас клубы более рационально относятся к своим возможностям. И тем не менее у нас постоянно возникают какие-то проблемные ситуации. «Томь», «Анжи», в ПФЛ у многих команд тяжелое положение. Но надо понимать, что задержки происходит даже в больших клубах. Те золотые времена, которые были в 2000-х, наверное, упорхнули, и когда они вернутся в наш футбол и нужно ли их возвращать – не ясно. Клубам нужно учиться зарабатывать и работать на зрителя, становиться менее коммерчески невыгодными, какими они являются сейчас.

— При этом тогда же вы подчеркнули, что такая статистика — во всем мире. Но такой частой смертности футбольных клубов, как в России, нет больше ни в одной другой стране. Или я ошибаюсь?

— По странам разная статистика. Безусловно, я допускаю, что в Германии более стабильно выплачивается заработная плата, нежели в российских клубах. А касательно смертности клубов, то это происходит и в других странах, недавно например в экономически благополучной Ирландии несколько футбольных клубов закрылись. Само собой, это редко происходит в топ-лигах, в высших дивизионах. Но на уровнях ниже такие случаи тоже имеют место, хотя не с такой тенденцией, как у нас. Пугает, что восточная часть Россия в профессиональном футболе очень мало представлена, хотя территория огромная.

— При этом мы позиционируем РПЛ как один из ведущих европейских чемпионатов, равняемся на топ-лиги. Но ни в Англии, ни в Германии, ни в Испании даже в низших дивизионах мы не видим случаев безвозвратного исчезновения клубов.

— К сожалению, в нашей стране во многих регионах местные власти отказываются от финансирования клубов. А коммерческих партнеров те себе не находят. Часто это происходит на фоне очень нехороших историй, когда непонятно, куда ушел бюджет. Российскому футболу нужно от этого очищаться, искать инвесторов, спонсоров, людей, заинтересованных вкладывать деньги. Такие люди есть, и я не только Галицкого имею в виду.

Зотов

— Президент РПЛ Сергей Прядкин в августе упомянул о возможности создания в лиге стабилизационного фонда для помощи клубам. Насколько реальна такая инициатива и откуда брать деньги на ее реализацию?

— Мы обсуждали эту тему с Сергеем Геннадьевичем, в свое время поднимали этот вопрос в ФНЛ. Здесь наполнение фонда может быть от коммерческих доходов лиги и от профсоюзных взносов. Это была бы разумная вещь, которая позволила бы находить выход из ситуаций, когда какой-то из клубов РПЛ оказывается на грани банкротства. Самое страшное, когда команда снимается с соревнований по ходу сезона. Непонятно, что делать с теми матчами, которые она не успела сыграть и которые уже были проведены. Это не только трагедия для самого клуба и его болельщиков, подобное разрушает и целостность лиги, наносит ущерб ее имиджу.

— «По моим подсчетам за последние годы мы потеряли порядка 40% профессиональных клубов. И эта тема гораздо серьезнее, чем, скажем, рассуждения о лимите на легионеров» — ваша цитата. Не кажется ли вам, что корень проблемы в том, что обе эти темы чаще всего ограничиваются одними лишь разговорами и рассуждениями, а каких-то толковых решений не предпринимается?

— Действия предпринимаются и обсуждения не идут впустую. У нас достаточно болезненных тем в российском футболе. Но основная — дисбаланс при распределении финансовых средств в футболе. У нас детские тренеры в спортивных школах получают по 15 тысяч рублей и дети играют на «убитых» полях, а клубы отдельные клубы тратят по 30 -50 млн евро на покупку игроков. Явный дисбаланс. То, в каком состоянии находится футбольная инфраструктура в регионах, школы, инвентарь. И это не только сугубо российская проблема. ФИФА сейчас вводит новую реформу, чтобы сократить этот дисбаланс. Это обеспечит больший контроль над трансферами и большое распределение денег в низовую часть. Вопрос не в том, что эти проблемы не решаются, их просто невозможно решить все сразу. Взять хотя бы работу ОПСФ по защите футболистов. Появилась сильная работающая Палата по разрешению споров, совершенствуются юрисдикционные органы. РФС в свою очередь сейчас активно занимается развитием детско-юношеского футбола с точки зрения методологии, есть коллаборация с немецкой футбольной федерацией. Эти вещи начинают работать. Дальше нужно думать о том, почему так мало молодых ребят из спортивных школ попадают в футбол, что здесь тормозит. Сейчас мы с ПФЛ проговариваем тему, чтобы отменить компенсации, которые клубы этой лиги выплачивают при подписании первого трудового договора с  молодыми футболистами. Мы хотим, чтобы такие компенсации взимались только при подписании контрактов с клубами РПЛ или ФНЛ. И это даст шанс побольше молодых ребят втянуть из школ во взрослый футбол на уровне второй лиги. Но это не быстрый процесс. Я знаю людей, которые занимались разработкой и внедрением концепции развития бельгийского футбола. Этот процесс начался 17 лет назад компанией Double Pass. И сейчас с ней сотрудничают во многих странах. Так вот именно 17 лет понадобилось, чтобы достичь результата в крошечной по сравнению с Россией Бельгии. Мы же только в начале пути. Но, как говорится, дорогу осилит идущий.

Источник: Футбол

Оцените статью автора:
Оставить комментарий
авторизуйтесь через любимую социальную сеть