пятница 14:31, 7 сентября 2018

Перевернутая пирамида

Администратор

все публикации автора
Перевернутая пирамида
Как и почему в России исчезает футбол.

«Болей за местную команду»

Этот незатейливый девиз, более известный в своем английском варианте "Support your local team", - на самом деле своеобразное краткое руководство для молодого поколения в выборе любимого футбольного клуба. В Европе еще один: «От отца к сыну» - "From father to son". Во многом благодаря именно этим двум фундаментальным тезисам низшие лиги в наиболее развитых в футбольном плане странах продолжают жить вполне полноценной жизнью.

Типичные примеры - Англия и Германия. В маленькой по территории Англии, не выигрывавшей чемпионат мира с 1966 года, существует 11 уровней официальной футбольной пирамиды. В каждой из лиг, начиная с мегапопулярной премьер-лиги и заканчивая каким-нибудь премьер-дивизионом Футбольной лиги Западного Ланкашира, выступает как минимум 15 клубов! Чаще всего их 20-22. Примечательно, что у каждой команды есть своя армия болельщиков, которая забивает местный стадион в любую погоду. Кроме этого, в Англии есть еще 11 дивизионов, не имеющих общей структуры, - всего набирается 22 лиги разных уровней. 

Такое разнообразие ступеней в футбольной пирамиде - дело эффективного управления. Посещаемость и интерес к мелким местным клубам - вопрос чести. Да, так уж заведено, что поддерживать своих «ребят из двора», коллег по работе или «того парня, с которым ты каждое воскресенье сидишь в пабе» - обычное дело. Конечно, можно сразу же начать болеть за «Манчестер Сити», живя в Ньюкасле, но смотреть на тебя будут косо. У людей просто так не принято. 

Ливерпульский «Транмир Роверс» выступает в пятом дивизионе, но у него все равно есть свои фанаты, заполняющие трибуны

Вот и получается, что условный «Транмир Роверс» из Ливерпуля, соседствующий с «Ливерпулем» и «Эвертоном», всегда имел своего зрителя на стадионе. Сейчас клуб выступает в пятом по силе дивизионе, где профессиональные клубы соревнуются с полупрофессиональными. В России такого уровня (пятого) в принципе не существует. А вот там, в далеком Ливерпуле, на матчи «Роверс» в среднем приходит около пяти тысяч человек. Вопрос: как? Об этом мы писали выше. 

В Германии ситуация схожа. Даже если не брать непрофессиональные лиги, а ограничиться третьей бундеслигой. «Динамо Дрезден», выступая на этом уровне, имел посещаемость около 30 тысяч зрителей! Многие желающие, включая туристов, иногда просто не могут попасть на игру - мест на стадионе на всех не хватает. 

Одна из истин - работа с болельщиками

На самом деле на одной лишь слепой вере в местный клуб далеко не уедешь. Если команда закрывается от своей аудитории, то перестает быть интересной. В современном футболе, как никогда, важна не столько хорошая игра команды, сколько работа с болельщиками. Локальные и маленькие клубы, уважающие своего зрителя, содержат, к примеру, фаншопы, переполненные разного рода атрибутикой. Не только футболками и магнитиками, а абсолютно всем, что в обычной жизни поможет человеку идентифицироваться как фанат той или иной команды. Чашки, термосы, пледы, ручки, детские игрушки, соски и многое другое. Кстати, с продаж атрибутики клубы имеют неплохой доход.

Взаимодействие с местными болельщиками дает постоянный стимул развиваться. Взять хотя бы английский клуб из восьмого дивизиона Англии «Фрикли Атлетик». Проще говоря, типичную любительскую команду, где вратарь - твой бывший одноклассник, а лучший нападающий работает в газетном киоске. Клуб предлагает своим болельщикам технологию дополненной реальности по аналогии с нашумевшей игрой Pokemon Gо. Все, что нужно, - купить программку и скачать на смартфон клубное приложение. Открываем соответствующую страницу, считываем через приложение картинку в разделе «хайлайты» - и вуаля! На экране телефона воспроизводятся лучшие моменты прошлого матча. Чудеса, не правда ли? Повторим еще раз, это делает клуб из восьмого дивизиона.
Или «Саутенд Юнайтед», который первым в Англии внедрил уникальную технологию прохода на стадион по смартфонам. Устанавливаем приложение в свой смартфон, покупаем билет и забываем о бумажных распечатках.

К сожалению, у нас пока на такие нововведения ориентированы мало. Digital-директор РФС Иван Рындин видит причину в том, что «в ФНЛ, ПФЛ клубы не ориентируются на болельщика. Им не нужен digital. У некоторых любительских футбольных соревнований в России аудитория может быть больше, чем у профессиональных футбольных клубов, потому что этот бизнес строится в рыночных условиях»

Может быть, все перечисленное - какие-то локальные малозначительные достижения, но для людей, чей клуб может выйти в Лигу чемпионов с учетом чуда лет за десять, важны именно сиюминутные радости. 

Низшие лиги - настоящая романтика футбола. Там болельщик может заменить бокового судью, на матч не приходят либо из-за игры сборной, либо из-за собственной смерти, а переход в другой клуб зачастую связан с переездом в другой район города. Душевно, не правда ли? 

К сожалению, наш отечественный романтизм низших лиг продолжает методично загибаться. И пока что в темном подвале того же ПФЛ не видно просветов.

Устройство и тенденция на вымирание

Второй дивизион - третья по рангу лига профессионального футбола в России. Первенство Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ) в нашей стране поделено на пять зон или групп по территориальному признаку: «Запад», «Юг», «Центр», «Урал-Приволжье», «Восток». Победитель каждой группы отправляется напрямую в ФНЛ, если хватит денег. Но об этом позже. Других спортивных возможностей выбраться из подвала нет. 

Президенты РФС сменяли друг друга, а клубы в регионах продолжали исчезать один за другим

Еще одна беда в том, что на просторах нашей необъятной страны количество команд третьего по рангу дивизиона постоянно сокращается. Еще в 1998 году в ПФЛ принимали участие сразу 119 команд. Причем 16 из них состояли в зоне «Восток». Почему я обращаю особое внимание именно на эту группу, вы поймете, когда я напишу промежуточные данные спустя 10 лет. Итак, в 2008 году в составе ПФЛ было уже 83 команды. В группе «Восток» осталось лишь 10 клубов. Регресс налицо. 

Прошло еще десятилетие и в ПФЛ осталось лишь 64 представителя. То есть количество команд за 20 лет уменьшилось вдвое! Вспоминая о несчастном «Востоке», стоит упомянуть, что в группе осталось только шесть клубов - в три раза меньше, чем было изначально.

За 10 лет число футбольных клубов сократилось почти вдвое, а в некоторых регионах даже в три раза.

Но не стоит полагать, что клубы начали умирать только в конце 90-х годов. Тот же знаменитый «Вулкан» из Петропавловска-Камчатского был расформирован уже в 1991 году из-за отсутствия финансирования. Эта причина в дальнейшем станет роковым приговором для многих десятков команд. Кстати, это был тот самый «Вулкан», который в 1973 году ошарашил весь Союз и выиграл Кубок РСФСР, а через два года попался на неофициальных премиальных. 

В 2002-м почил и бывший четвертьфиналист Кубка СССР «Химик» из Березников уже под названием «Титан». Трагедия имела тот же сценарий: должны были появиться спонсоры, но их хватило лишь на два сезона в ПФЛ. Клуб умер, а ПФЛ лишилась еще очередного участника в зоне «Урал». 

Интересно, что именно после того сезона было решено объединить две группы - «Урал» и «Поволжье». В первой принимали участие 18 команд, во второй - 16. Определенно лишь одним магам и волшебникам известно, как из такого количества клубов в группе «Урал-Поволжье» осталось только 20. 

В общем, футбольные клубы в России умирают по давно известной накатанной годами схеме: финансовые проблемы - понижение в классе - расформирование. И именно эта проблема во многом определяет скудность и непривлекательность нашего третьего по силе дивизиона. К кому предъявлять претензии? Да ко всей системе управления отечественным футболом.

Кому-то вообще нужны низшие лиги?

Исходя из прошлого сезона средняя посещаемость ПФЛ уступает даже вышеупомянутому пятому дивизиону Англии. Лучшим показателем были в среднем 3008 болельщиков на трибуне белгородского «Энергомаша». Команда была создана в 2014 году и пришла на смену почившему «Салюту». Финансирование команды лежит полностью на плечах местного завода по производству труб. Исходя из официальных данных, в Белгороде проживает чуть более 391 тысячи человек. Вот и все горькое представление об интересе к местному клубу у жителей. А ведь стадион «Салют» рассчитан на 11,5 тысячи! Пустые трибуны - вот удел клубов в ПФЛ.

Но «Энергомаш» - представитель какого-никакого, но бизнеса. Чаще всего в нашей стране команда в низших лигах в прямом смысле висит на шее у областной администрации, кушает и без того малый бюджет, не добиваясь результатов. Болельщики не приходят на стадион, побед нет, откуда пополнять казну? В один момент о клубе начинают забывать, и он тихонько умирает. Правда, бывают и другие крайности, когда в наш футбол приходят бизнесмены, не имеющие четкого представления о футбольном менеджменте. Мечтать - не мешки ворочать, поэтому частные клубы умирали, возрождались и умирали снова. «Спартак-Чукотка», «Асмарал», «Жемчужина», «Динамо» Брянск - этот список по-настоящему огромен. Как только мечты о прибыли разрушались, клуб бросали на произвол судьбы, не думая ни об игроках, ни о болельщиках. Футбольным чиновникам, похоже, дела до этого не было. Хотя руководство ПФЛ периодически пытается реформировать гибнущую лигу. В 2016 году пытались реформировать проблемную зону «Восток» - сокращать траты клубов путем проведения сдвоенных матчей.

Вот и известный футбольный агент Олег Шигаев считает, что и самой лиге необходимо задуматься о реформах.

«К сожалению, реформы в ПФЛ созрели. Причем давно. Но пока ничего не предпринято. Команд все меньше и меньше, игроков все больше и больше. Все идет в тупик. Но пока тишина... На «Восток» посмотрите - там 6 команд. Нигде такого нет. По правилам FIFA в чемпионате должно быть не менее 7 команд... Но как-то паритетно решили. Посмотрите, сколько было команд профессиональных у нас в 90-е и сейчас. В три раза меньше. Сегодня есть команда, завтра нет. Даже те, в ком вроде бы уверен. Да, появляются новые команды, но их раз и обчелся», - заявил Шигаев.

Спасать команды у нас принято преимущественно из премьер-лиги, иногда из ФНЛ. ПФЛ же давно в миру считается болотом, куда летят неудачники, а вновь появившиеся участники надолго застревают без особых шансов на продвижение. При этом в странах с развитыми низшими дивизионами как раз нередки случаи, когда сами фанаты спасали свои команды от банкротства, устраивали митинги и демонстрации, добивались своих целей. Так, в Германии фанаты сохранили жизнь любимому «Санкт-Паули» из Гамбурга, в Англии - «Уимблдону», а в Италии - «Специи». Это лишь те примеры, что на слуху у российских болельщиков. На самом деле таких случаев сотни. Чтобы это работало, необходимо развивать уже давно успешно реализуемую в Европе систему клубного членства и спонсорства.

Неужели наши низшие лиги совсем никому не нужны и эту кучу проблем никак не разгрести?

Болевые точки подвала российского футбола

Вспоминается знаменитый диалог из культового кинофильма «Служебный роман»:

- Ну, понимаете, можно, конечно, и зайца научить курить. В принципе ничего нет невозможного.
- Вы думаете?
- Для человека. С интеллектом.


Самое интересное, что в этом кроется ключ к реформированию низших лиг в России. Нет ничего невозможного, если с интеллектом! Главное, понять основные очаги заболевания нашего футбола внизу пирамиды и поступательно их лечить.

Вопросы слабой посещаемости и трагической гибели клубов мы уже успели затронуть. Теперь же перейдем к другим болевым точкам.

Частое отсутствие самодостаточности и независимости клубов

Да, как бы это ни звучало странно, в нашем футболе очень любят поголовно обкатывать молодежь на клубах низших лиг. Даже если эти представители ПФЛ имеют собственную богатую историю или же только встают на путь развития. Порой такие команды вообще существуют только для того, чтобы стать поставщиком талантов для более влиятельного клуба. И вроде бы ничего плохого в этом нет - так поступают везде. Но не до такой же степени, чтобы давить на корню все самостоятельные начинания команды. 

Недавний пример - победитель зоны «Восток» сезона-2015/16 ФК «Смена» из Комсомольска-на-Амуре. Клуб содержится усилиями авиационного завода и администрации города. После триумфальной победы губернатор Комсомольска-на-Амуре дал четко понять, что радоваться нечему. Он «поздравил» футболистов вот такой «пламенной» речью: «Безусловно, главной командой Хабаровского края сегодня является СКА, однако результат, который дает «Смена», должен быть использован по максимуму: команда может стать фарм-клубом. Здесь могут проходить «обкатку» молодые футболисты, которые пока не попадают в основной состав СКА»

За редким исключением, в развитых в футбольном отношении странах даже второй, третий или пятый клуб города является самобытным коллективом с собственным и болельщиками. Условный «Стокпорт Каунти» из низов английского футбола творит свою историю, а не развивается как придаток соседей «Манчестер Юнайтед» и «Манчестер Сити». И как тут не вспомнить слова знаменитого игрока «красных дьяволов» Андрея Канчельскиса, познавшего всю суть российских низших лиг: «Все знают футбол, уже даже депутаты в нем разбираются. В этом проблема большая. У нас много дилетантов, которые уничтожают и убивают футбол. Нельзя так работать».

Отсутствие мотивации и застой в развитии

Этот очаг заболевания нашего футбола исходит из вышеназванного. У футболистов и тренеров просто пропадает мотивация добиваться успеха. А зачем? Если ты и так никуда не попадешь, не поднимешься дивизионом выше, а так и останешься прозябать в этом болоте. Вышел - попинал мяч, сел на скамейку, день прошел и ладно. Получается, что футболисты, считающиеся профессионалами, кочуют по командам второго дивизиона, играют от раза к разу и продолжают торговаться о зарплате в каждом следующем клубе ПФЛ. Так, может, стоит принять какие-то дополнительные меры? И, боже упаси, сделать ПФЛ лигой полупрофессиональной? 

Образно говоря, в составах 19 футбольных клубов в проблемных зонах «Урал-Приволжье» и «Восток» на поле выходят футболисты без какой-либо внятной перспективы, посещаемость стремится к нулю, а чиновники все еще «гордятся» вымышленными достижениями регионального футбола.

Низкие зарплаты и разброс по регионам

Ну а если уж лига считается именно профессиональной, то одной из причин отсутствия мотивации может быть и откровенно низкая зарплата. Бывший футболист «Читы» и «Байкала» Павел Гранников закончил карьеру в возрасте 30 лет. «Я решил совсем закончить с футболом, так сложилась жизнь. Продолжать карьеру дальше не видел смысла. В 30 лет трудно выйти на какой-то другой уровень. Серьезных денег во второй лиге не заработаешь, зарплаты сопоставимы с доходами всех остальных граждан. Можно даже сказать, что невысокий заработок - одна из причин, по которой я решил закончить с футболом», - рассказывал футболист. 

Такого же мнения придерживается и руководитель Профсоюза футболистов и тренеров России Николай Грамматиков. Помните ту громкую историю с дисквалификацией игроков «Смены» из-за ставок на поражение своей команды? Вот Грамматиков считает, что футболисты ставят как раз из бедности: «Футболисты ПФЛ зарабатывают мало: средняя зарплата у них от 30 до 60 тыс. рублей. Игры футболистов на ставках - это следствие бедности. Несмотря на богатство отдельно взятых клубов, наши лиги - одни из самых бедных в Европе, потому что никаких денег они не зарабатывают. 

Клуб может в этом году существовать, а в следующем - закрыться, просто потому что так решит какой-то губернатор. Более того, никакой ни материальной, ни административной ответственности он нести не будет. РФС фактически не предпринимает серьезных мер для предотвращения таких ситуаций... Наш футбол не может обеспечить минимальные доходы игрокам, которые позволяли бы им не просто существовать, а иметь какой-то запас по завершении профессиональной карьеры, чтобы потом снова войти в нормальную жизнь». 

Конечно, это не значит, что необходимо заваливать золотом игроков ПФЛ, но найти золотую середину надо. К примеру, в Англии, по информации Би-би-си, средненький футболист четвертого по силе дивизиона (самого низкого из профессиональных) получает около 1000-2000 фунтов в неделю. Известный тренер Гарри Рэднапп рассказывал еще летом 2017 года, что самый «бедный» из клубов Лиги 2 - «Йовил Таун» выплачивал своим футболистам по 300-400 фунтов в неделю. 

Финансовое обеспечение и государственное присутствие

Как бы больно ни было и как бы страшно это ни звучало, но пора государству оставить в покое спорт. Висящие мертвым грузом на шее региональных бюджетов клубы должны быть привлекательны для частных инвестиций. Командам низших лиг надо давать шанс развиваться снизу, стать народными, как это происходит в футбольных странах Европы. 

Живой труп далекой от болельщика команды никому не интересен и не может быть успешным. Тем более что есть с кого брать пример. С печальной реальностью столкнулся и бывший директор спортивного департамента РФС Николай Писарев.

«Как это еще назвать, когда на трибунах 50 человек? Хочется сказать даже не о качестве футбола, которое, конечно, низкое, а об антураже. Понятно, мы играем в Дзержинске. Но ведь везде ходят мало. Я был еще не во всех городах, но уже пройден первый круг - в целом уже можно судить. Может, с вводом новых стадионов ситуация изменится? Честно, будь болельщиком, я бы тоже на наш вчерашний футбол не пошел...» - сокрушался Писарев. 

Бывший тренер «Олимпийца» также недоволен и госфинансированием. Он видит основную проблему именно в этом, так что мы, как нам кажется, не промахнулись с попаданием в болевую точку: «Я считаю, что это [госфинансирование] слабость российского чемпионата. Он неконкурентоспособный, и все говорят про лимит, но я думаю, что это меньшее зло. Самое большое зло - госфинансирование, потому что футболисты должны зарабатывать деньги, а не получать. Сейчас зачастую они их просто получают, и им все равно, сколько людей приходит на матчи. Образно говоря, на казанский «Рубин» приходит три с половиной тысячи зрителей на новый стадион, а игрокам все равно. На контрактах футболистов это никак не отражается».

А вот президент ПФЛ Андрей Соколов как раз считает иначе. В интервью «Советскому спорту» он заявил: «Любая региональная власть должна заниматься развитием того или иного вида спорта, иметь программу, какую-то концепцию, действовать согласованно с субъектами футбола. К сожалению, в нашей стране на сегодняшний день должного внимания к региональному футболу нет. Во многих регионах деньги больше выделяются хоккею. Все это приводит к тому, что исчезают команды. Российский футбольный союз никак на это не может повлиять кардинально, может только высказать просьбы и внести предложения, не более того».

Инфраструктура

ПФЛ довольно лояльна к стадионам, на которых проводятся матчи. А что поделать, если клуб откровенно не имеет возможности позволить себе навести марафет на стадионе? Вот и получается, что немногочисленным зрителям приходится ходить на стадион, состояние которого можно описать, как «есть и ладно». Плохое качество сидений, низкий уровень обеспечения арены, скудные электронные табло и удручающий вид самого поля никак не мотивируют прийти на матч. Да и самим футболистам порой бывает очень тяжело. Один из бывших игроков низших российских лиг на условиях анонимности рассказал: «В одной команде был совсем отвратительный вариант - советская база какая-то, чуть ли не 60-70-х годов. Жили по 3-4 человека в номере. Было два крыла, в каждом из них - по два туалета. Зимой иногда не было горячей воды - мылись под холодной. Кормили терпимо. Форму выдавали не полностью: не три костюма, как полагалось, а два - тренировочный и парадный. Стирали все сами. На бутсы давали по три тысячи - ничего нормального на такие деньги не купить, добавляли из своих. В том же дубле нам по две пары нормальных бутс выдавали». 

Возможно, что проведение чемпионата мира в России каким-то образом поможет исправить эту ситуацию. Но в некоторых городах может создать и дополнительные трудности - как содержать своими силами, например, стадион-громадину в Саранске? «Мордовия» ведь как раз выступает в ПФЛ. По некоторым оценкам, арена будет требовать от 200 до 300 млн рублей в год на содержание.

Во многом по стадионам и качеству полей бьет система «осень-весна». Если уж в премьер-лиге есть целый ряд команд, страдающих от погодных условий и невозможности подготовить газон, то что говорить о клубах ПФЛ. А ведь об этой проблеме говорили и ранее. Директор мурманского «Севера», ныне выступающего на региональном уровне в МРО Северо-Запад, отмечал: «Наши погодные условия этого не позволяют, думаю, так же как и более чем половине остальных команд в России. «Север» однозначно не готов к этому (системе «осень-весна»). На мой взгляд, к этому переходу также не готовы 80 процентов других клубов. Пока у нас нет достаточной инфраструктуры для перехода. Сначала необходимо все наладить, построить манежи и крытые стадионы». 

Стоит в этот пункт внести и процесс организации матчей. Тут для описания проблемы надо передать слово Марату - болельщику астраханского «Волгаря», находящегося под угрозой расформирования: «В последние годы на матчи ходит мало народа. Причины разные. Главная - отношение охраны и полиции к людям. Ощущение, что ты в загоне, а не на стадионе. Когда в перерыве или после матча люди выходят с трех секторов через один выход, который закрыт наполовину... Вот и перестали люди ходить».

Большие взносы и бюрократические препятствия

Несмотря на то что система вступления в ПФЛ и оплата взноса подвергаются частой критике с разных сторон, каких-то реальных изменений пока что не видно. Вроде бы и взнос, как говорят, не повышается, но стабильно появляются те, кто просто не может осилить установленную «высоту». 

Президент ПФК «Динамо-Барнаул» Виктор Сигарев считает, что систему лицензирования в ПФЛ необходимо упрощать: «Сейчас клуб ПФЛ проходит лицензирование месяцами, мы возим в Москву пачки документов. У главного тренера должна быть обязательно категория «А», у второго тренера - «В», необходимо иметь лицензированного помощника по безопасности, врача не только с высшим образованием, но и специализацией в области спортивной медицины и т.д., и т.п. Все эти люди должны пройти какое-то дополнительное обучение, а клуб обязан это обеспечить. Любой новой команде сложно с нуля влиться в ПФЛ. Поэтому любительские команды и не хотят заморачиваться, несмотря на все призывы». 

Об отсутствии денег на взносы говорит и Евгений Харланов, директор «Сибиряка», ныне играющего в любительской лиге: «На сегодня это порядка 35 миллионов рублей. Это почти бюджет вечеринки Кокорина и Мамаева? Вы же понимаете, что мы немного в другой системе координат живем. Все деньги в центральной части страны, у нас только отголоски».

Недостаточное количество зон

Из-за небольшого количества клубов страдает и вся структура чемпионата. Недостаточное количество зон - это огромные траты на перелеты для команд, невозможность для болельщиков отправиться на выездной матч команды. Возможно, стоит увеличить количество зон, как это реализовано в четвертом дивизионе - по региональному признаку. 

Такого же мнения придерживается и директор «Сибиряка» Евгений Харланов: «Сам дух соревновательный пропал, в турнире играет всего 6 команд. Когда было 12-14 коллективов, то хотя бы есть интрига. Сейчас же от профессионального футбола остались только перелеты и тренировки. Мы «Сибиряком» на Дальний Восток добирались два дня, выходим на игру, потом опять в путь, а дома уже следующий матч. Очевидно, что нашу зону надо как-то разделить. Мы вот сейчас играем на ЛФЛ в зоне «Сибирь» по старой системе «весна-осень», у нас стабильный календарь и понятная логистика, нет сумасшедших перелетов, наверное, можно этот опыт перенять при реформировании восточной зоны».

Пути выхода из кризиса

Как видим, подавив очаги заболевания, можно начать длительный путь выздоровления у низших дивизионов российского футбола. На данный момент задача ПФЛ по подготовке конкурентных футболистов не решается. Из-за этого страдают и третий, и четвертый дивизионы, которые должны быть неким «фундаментом» для ПФЛ. Смысл туда идти, если перспективы призрачны и неясны? Московский «Арарат» - редкий пример частной инициативы, когда клуб создается без государственных денег в расчете на популярность среди представителей диаспорыКонечно, есть и положительные моменты - красивые и удобные стадионы в Раменском и в Брянске. Успешные футбольные проекты «Чертаново» и «Афипс». На это стоит ориентироваться и опираться. 

Но в целом получается, что все чаще и чаще мы слышим слова - «футбол в России умирает». Об этом неоднократно говорил и прославленный российский футболист Андрей Канчельскис: «Надо какие-то перемены производить, начинать с глобального. Менять все полностью, всю систему. Мы заложники ситуации, которая сейчас произошла. У нас нет ни системы, ни идеи, ни традиции. Мы все это профукали. Футбол умирает».

Говоря о переменах, «Советский спорт» решил вынести несколько предложений по преодолению кризиса на низших ступенях отечественного футбола:

1 Допустить до соревнований ПФЛ клубы с любительским статусом, сделать саму лигу полупрофессиональной

2 Снизить взносы для команд ПФЛ

3 Организовать отдельный плей-офф-турнир для выхода в ФНЛ

4 Изменить систему проведения ПФЛ на «весна-осень»

5 Проработать принцип перехода футболистов из ПФЛ в ФНЛ и обратно с учетом разных систем

6 Увеличить количество команд в зонах до минимум 16 для повышения соревновательного уровня

7 Пересмотреть минимальное количество футболистов-профессионалов в составе каждого клуба

8 Ориентироваться на богатый зарубежный опыт существования низших лиг

Кому рассматривать эти предложения? Конечно, футбольным чиновникам. Хотя после декабрьского исполкома РФС возникает резонный вопрос: «А не устраняется ли РФС от работы с ПФЛ?» Нет, речь тут не идет о сотрудничестве - очередной четырехлетний договор организации подписали. Случилось это вопреки всяким пессимистичным прогнозам. Похоже, что особенно менять никто ничего не хочет. Нет, конечно, РФС предлагает очередную стратегию развития футбола. Уже до 2030 года. А в это время ПФЛ слезно просит учесть «все объективные обстоятельства при разработке документов и принятии решений в рамках реализации вышеупомянутой стратегии развития футбола». 

Проблемы есть. И их много. Но есть и пути решения. Было бы желание.

Источник: Советский Спорт

Оцените статью автора:
Оставить комментарий
авторизуйтесь через любимую социальную сеть