вторник 19:16, 21 августа 2018

Гончаренко снова управляет игрой, «Крылья» бомбят правый фланг чемпиона

Администратор

все публикации автора
Гончаренко снова управляет игрой, «Крылья» бомбят правый фланг чемпиона
Фото предоставлено championat.com
Хардкорная тактика 4-го тура РПЛ.

Команда «Контрпресса» продолжает поставки тактической годноты о чемпионате России.

«Анжи» - «Оренбург»

Стандартная, но видоизменённая миссия Козлова при навесах. В стартовых турах нападающий «Оренбурга» неизменно напрягал слабейшего в двойке/тройке, по мнению тренерского штаба, защитника. Андрея Козлова съел только Жиго - Бурлак не справился и привёз гол после навеса в своём стиле, даже не вступив в борьбу, Чорлука проигрывал Козлову микроэпизоды в скорости и резкости. Против «Анжи» задача Козлова впервые изменилась. В статичной позиционной атаке форвард открывался по центру, но при доставке мяча на фланг неизменно насыщал дальнюю штангу. При атаках левым флангом Козлов напрягал Новосельцева, при атаках через правый край - Чансельора.

«Оренбург» много навешивал на дальнюю штангу, где Козлову помогали либо забегания Поповича/Чуканова, отвлекающие Удалого, центрального в тройке, либо диагональные ускорения вингбэков (обычно Терехова), создававшие ситуацию 2v2 на штанге. Профит от решения не такой очевидный, как в матче с «Крыльями», но тоже есть. Свой единственный удар в матче Козлов нанёс после навеса на дальнюю штангу, опередив Новосельцева, и точно в такой же ситуации заработал для «Оренбурга» пенальти. Ставлю банк - следующей жертвой Козлова станет Спаич.

Ромбы - главное оружие «Оренбурга» в позиционке. В Каспийске «Оренбург» впервые в сезоне надолго забрал контроль над мячом. Даже в ФНЛ «Оренбург» чаще использовал контратакующий вертикальный стиль, так что позиционные атаки давались команде натужно. До 55-й минуты допускалось очень много простых ошибок в передачах без прессинга. Через центр «Оренбург» не обострял, а единственный плеймейкер с сильным разрезающим пасом - Попович - вышел только на второй тайм. Не всегда логично выстраивалась структура: Афонин, Чиркин и один из инсайдов могли свалиться в один полуфланг. Хотя допускаю, что это тренерское задание.

Спасением «Оренбурга» стали ромбы, выстраиваемые на флангах. Крайний центральный защитник, Сиваков или Ойеволе, либо создавал ромб пасом в край, либо сам тащил мяч к флангу. Главное в геометрии Владимира Федотова - обязательное появление крайнего ЦЗ и движение как минимум одного игрока в центр, открывающее больше свободы игроку, принимающему мяч. На скриншоте ниже (это момент перед пенальти) такое движение делает Терехов.

Ромбы плохо работали, когда инсайдами были Бреев и Мишкич. Они правильно располагались в геометрии, но не давали требуемого движения, из-за чего атаки «Оренбурга» были статичными и часто заканчивались подачами с флангов. С выходом Поповича стало интереснее - словенец помогал в создании ромбов и слева, и справа, но задавал темп атаки чаще ложным движением, чем своими передачами.

Против такого ромба оправдано создавать на фланге 4v4 с тотальной концентрацией, работая по движению игроков «Оренбурга». «Анжи» в персональном движении недоработал. Когда забивал Сутормин, рывок вингбэка не прочитал Маркелов. Ойеволе вместо типичного навеса отдал проникающий пас низом, Попович утащил за собой Удалого, а Сутормин выиграл позицию и нашёл правильную секунду для рывка.

Проблемы Дюпина с началом атаки. Вратарь «Анжи» - пока худший голкипер сезона РПЛ по игре ногами: что под прессингом, что без. Дюпин стабильно дарит мяч сопернику 1-2 раза за матч, но против «Оренбурга» выдал свой худший матч в этом компоненте - 5 невынужденных ошибок при длинной передаче. Это или лонг-боллы в аут, или пасы на низкой высоте через центр, или банально отданные сопернику мячи.

Вратарь, способный пульнуть мяч хотя бы в нужный квадрат на большого нападающего - бонус для команды-аутсайдера. Сложно назвать Давида Юрченко одним из лучших голкиперов лиги по игре ногами, но его лонг-боллы на Заболотного очень помогали «Тосно» в первой части прошлого сезона. Как минимум без прессинга Юрченко точно пулял мячи в сторону башни, скидывавшей на подбор Маркову или полузащитникам. Дюпин в этом плох - в стартовых турах у него уже 2 неточных коротких паса менее чем на 20 метров, 23% удачных лонг-боллов и 0 Packing против «Спартака» (то есть после длинных передач Дюпина мяч вообще не переходил к «Анжи»). Это при том, что в запасе шанса ждёт Владимир Сугробов - вратарь с очень сильной игрой ногами.

Кулик - заменитель Антона. Полноценно заменить румына невозможно, глубинных плеймейкеров такого качества нет во всей второй половине таблицы РПЛ. Владислав Кулик хотя бы пытается замаскировать потерю Паула Антона. Против «Оренбурга» он стал вторым игроком «Анжи» по количеству передач (40), но хотя бы держал мяч на земле. Кулик вырезал всего 2 лонг-болла за матч, тогда как центральные защитники - 19 на троих. Особенно старался Удалый, запуливший 9 длинных передач.

Кулик опускался под розыгрыш мяча к тройке центральных защитников, делая её четвёркой. Правильно двигался в билд-апе, избегая прессинга Козлова, вытягивая за собой одного из опорников и пасуя в его зону. Включался в розыгрыши под прессингом. Без суеты работал под прессингом - небо и земля на фоне Гаэля Ондуа, который сразу после второго гола едва не привёз третий потерей на своей половине. Жаль только, что у Кулика, как у Антона весной, нет игроков сопоставимого уровня, понимающих все его задумки.

ЦСКА - «Арсенал»

Снова сильный матч-менеджмент Гончаренко. Из-за кадровых проблем Виктору Гончаренко снова пришлось варьировать состав и тактику по ходу матча. Тренер ЦСКА отлично справился:

1. Стартовые решения. Выбор старта - в яблочко. Влашич при нынешней кадровой ситуации должен был играть в основе и выдал мощный дебют. Бийол стал посаженным опорником в треугольнике полузащиты и помог ЦСКА организовать высокий прессинг, разбивший «Арсенал» в дебюте. Голевая атака началась как раз с перехвата Бийола. Жамалетдинов, вышедший слева, создавал хаос в зоне Кирилла Комбарова и тащил мяч по левому полуфлангу в штрафную. Смена местами Чернова и Бекао тоже дала результат, но об этом ниже.

2. После травмы Щенникова ЦСКА сохранил 3-1-4-2, но левым латералем стал Жамалетдинов. «Арсенал» сразу выдал 4-минутный отрезок, где забрасывал мячи за спину Тимуру, создавал изоляции после перегруза слева. Постепенно Жамалетдинов адаптировался - однажды остался 1v1 против техничного Бакаева, не покупался на финты и держался на ногах, заставив Бакаева отыграть назад.

3. После перерыва ЦСКА перешёл на 3-4-2-1: Чалов стал левым нападающим, Жамалетдинов - правым, а левым латералем стал Бистрович. Это решение сработало не лучшим образом, так как совпало с заменой Олега Кононова. Чаушич, вышедший в перерыве вместо Горбатенко, стабилизировал игру «Арсенала» в полузащите, сделал серию проникающих передач за спину Влашичу и Бийолу, составившим пару центрхавов. Жамалетдинов справа был менее активен, но сделал одно классное забегание под потенциальный выход один на один с Левашовым - Абель поздно увидел его включение.

4. Выпустив Ахметова, Гончаренко вернулся к 3-1-4-2 в атаке и 5-3-2 в обороне (Ахметов стал правым центральным хавбеком, Влашич - левым). Перевод Влашича левее внезапно родил контратаку, после которой «Арсенал» остался вдесятером. Ахметов отработал без провалов, а при прессинге на чужой половине накрывал Чаушича, мешая выходу туляков. Пусть вдесятером это в принципе было сложнее, но так ЦСКА перекрыл ещё и лучшего игрока «Арсенала» во втором тайме.

Отдельной строкой - перевод Кристияна Бистровича на позицию левого вингбэка. Кажется, перевод центрхава на левый край защиты - признание его крутости от Гончаренко: так уже было с Головиным и Кучаевым. Хорват правильно открывался в развитии атаки между Комбаровым и Кангва, а в чужой трети искал зоны за спиной Комбарова. Когда Бистрович забивал первый гол за ЦСКА, он как раз здорово создал ширину, а Кирилл свалился в центр.

Смена позициями Чернова и Бекао в тройке ЦЗ. Аплодисменты Виктору Гончаренко за неброское, но эффективное решение, усилившее химию в защите. Родриго Бекао по первым матчам казался защитником, не выбрасывающимся в отбор - для игрока, страхующего Марио Фернандеса, это неподходящее качество, между ними возникали свободные зоны, не заполняемые Бекао. Никита Чернов в центре бросался на мяч намного агрессивнее, но проигрывал в скорости в своей зоне. Гол «Енисея» - чисто за Черновым: он проиграл рывок Костюкову, хотя имел фору перед нападающим.

Смена Чернова и Бекао стабилизировала тройку центральных защитников ЦСКА. Чернов снова выбрасывался на опережение, как и в первых матчах. Возникали опасения из-за присутствия на его фланге Эванса Кангва, но единственный эпизод, где требовалось ускориться вместе с Кангва, Чернов выиграл (пусть и снова с форой). Более того, Чернов закончил матч со 100% выигранных единоборств - очень круто для центрального защитника. Оценить игру Бекао сложнее: как страхующего Чернова его толком не напрягали.

Альтернативная версия - Чернова и Бекао махнули местами, чтобы лучше выходить из-под прессинга при билд-апе. «Арсенал» вслед за «Енисеем» адаптировал прессинг-стратегию под Хёрдура Магнуссона, и при таком давлении исландцу нужно переводить мяч на правого центрального защитника, которого не прессингуют. Пас Чернова я бы котировал выше - он не рискует, но способен отдать из глубины под открывание между линиями. Впрочем, эта теория тоже не подтвердилась: ЦСКА больше создавал за счёт быстрых отрывов и высокого прессинга, а не за счёт билд-апа.

Подстроенный под «Арсенал» прессинг. Стартовый натиск ЦСКА состоялся без моментов, связанных с отбором на чужой половине поля, но Виктор Гончаренко быстро обозначил модель прессинга на матч. «Армейцы» накрывали 1v1 и игрока, владевшего мячом, и его ближайших адресатов, кроме одного - Костадинова. Без Берхамова болгарин должен был разгонять атаки, но Костадинов банально этого не умеет: большинство передач отдаёт ближнему. ЦСКА подстроил прессинг с учётом того, что болгарин неопасен в начале атаки, но Горбатенко нужно перекрыть.

В моменте на скриншоте нет позиционной ошибки Влашича - ЦСКА прессинговал так осознанно. На 18-й минуте Влашич включился в прессинг по полузащитнику «Арсенала», отвоевал мяч и разогнал быструю атаку, но мишенью снова стал Горбатенко. Тогда как Бистрович, напарник Влашича в первые 25 минут, не накрывал Костадинова так агрессивно и включился только после отбора Николы.

Не только Горбатенко, но и весь «Арсенал» в целом оказался не готов к агрессивному стартовому прессингу ЦСКА (нет данных, но визуально прессинг ослаб примерно с вынужденной заменой Щенникова). Часто под давлением туляки катили мяч до Левашова, выбивавшего мяч в борьбу. Если ЦСКА давил большим числом, «Арсеналу» тяжело давалось даже это - перед голом Абеля Эрнандеса Горбатенко снова навязали борьбу и заставили банально выбить мяч вперёд, под перехват Бийолу. Такие действия плохо сочетаются с философией Олега Кононова, о которой так часто говорят, но уверен, что после «Терека» философию Кононова стоит забыть.

Излишний акцент атаки «Арсенала» на флангах. Под ЦСКА Олег Кононов перестроился на 4-2-3-1, но подходящей «десятки» или хотя бы игрока с близкими качествами, развивавшего бы атаки через центр, у «Арсенала» нет. Так что вся атакующая четвёрка состояла из вингеров с обводкой на скорости (Кангва, Бакаев), инвертированного вингера, которому комфортнее принимать мяч на фланге (Ткачёв) и нападающего, регулярно уходящего во фланг за мячом (Джорджевич). Проблема туляков по первому тайму - в неправильном распределении задач. Ткачёв, как и в весенних матчах на позиции «десятки», смещался на фланги создавать численный перевес. Джорджевич уходил под забросы из глубины, причём регулярно залезая в офсайд. При этом они часто забегали в один фланг, где уже кто-то был - и игроки билд-апа «Арсенала» предпочитали пасовать им, а не вингерам на этих флангов.

Из-за такой структуры, во-первых, заполнялся фланг, но не заполнялась штрафная - там Джорджевич был бы полезнее, чем с дублированием забеганий Ткачёва. А простреливать или навешивать на Кангва/Бакаева против тройки центральных защитников ЦСКА наивно. Во-вторых, сами вингеры меньше задействовались в атаках, оставаясь в тени. На двоих Кангва и Бакаев не сделали ни одной попытки обводки в финальной трети (все 8 - в средней). После перерыва - 5 обводок на трети ЦСКА.

В перерыве Олег Кононов изменил функционал атакующей четвёрки. Кангва махнулся флангами с Бакаевым, а Ткачёв стал чаще открываться в центральной зоне. Контроль «Арсенала» стал как минимум понятнее. До перерыва туляки всей командой приняли всего 4 передачи в центральной зоне на чужой половине поля, после перерыва только Ткачёв 5 раз принял в центре, пользуясь позиционными ошибками Бийола и Влашича. Шансы «Арсенала» во втором тайме не были голевыми, но лучший удар и лучшую атаку без удара, с прострелом Джорджевича во вратарскую, туляки провели с помощью передач на Ткачёва за спину опорнику, в полуфланг и в центр.

Влашич - ровно такой, как мы и думали. Если читали наш скаутский отчёт о Николе Влашиче до матча ЦСКА, точно ничему не удивились. Главное, чем Влашич хорош и чем копирует Головина - продвижение мяча на рывках на >10 метров с защитниками на плечах. Wyscout насчитал хорвату всего 1 progressive run, но это явная ошибка статистиков - только за стартовую 15-минутку Влашич трижды ушёл из-под прессинга на дриблинге в свободную зону. Часто после таких рывков с мячом Никола пасовал поперёк или с небольшим продвижением вперёд на фланг, что тоже свойственно хорвату по «Хайдуку» и «Эвертону». В сочетании с энергичным движением в прессинге на чужой трети это помогло Влашичу доминировать над центром поля «Арсенала» в стартовые 20 минут, признанные Гончаренко лучшими в сезоне.

Наш скаутский отчёт по Николе Влашичу

Недостатки Влашича тоже сохранились с Хорватии и Англии. Пас вразрез на пространстве, приведший к удалению Григалавы, не должен обманывать - при контроле мяча Никола редко обостряет, просто обычно делает это очень качественно, что создаёт ложное впечатление. Без мяча у хорвата случаются потери позиции, недоработки по сопернику. Редкие острые моменты «Арсенал» создавал после передач в зону между Бийолом и Влашичем, где словенец обычно не контролировал ситуацию за спиной, а Влашич не отрабатывал за открывавшимся игроком.

«Краснодар» - «Спартак»

Разбор главного матча тура уже написал Антон Иванов - почитайте вот тут, когда закончите читать хард. Но вставлю свои пять копеек.

Прессинг «Спартака» и Зобнина по Спаичу. Наличие универсальной прессинг-машины позволяет Массимо Каррере менять его зону действий в зависимости от соперника, которого надо накрывать. Урош Спаич - оптимальный кандидат для того, чтобы задавить его прессингом: он совсем не привык к скоростям РПЛ, не показывает даже те редкие качества, которыми похож на Андреаса Гранквиста (например, склонность к силовому дриблингу), и может делать жёсткое первое касание на приёме паса. Прессингуя Спаича, «Спартак» явно нацеливался на медлительность и ошибочный приём игрока. 

Главным по прессингу Спаича стал Роман Зобнин, занявший стандартную позицию в 4-4-2/4-3-2-1 без мяча - в правом полуфланге, откуда начинал атаки серб. При этом прессинг организовывался так, чтобы накрыть и Спаича, и его ближайшего адресата, Стоцкого. Здесь Зобнину помогал Самедов. Показательный момент - включаясь в прессинг, Зобнин и Самедов переглядываются друг на друга, видят синхронное движение и ускоряются на своих игроков. Сложнее стало лишь во втором тайме, когда Стоцкий поднялся выше.

Сковать Спаича удалось. Уже на 3-й минуте, впервые попав под прессинг Зобнина, Урош плохо обработал мяч и сделал длинную передачу - мяч улетел в аут, коснувшись спартаковца. Позже Спаич ещё однажды выбил мяч в прессингующего, пытаясь начать атаку лонг-боллом, а в середине первого тайма привёз атаку под давлением Зобнина. В остаток тайма, попадая под прессинг, Спаич не рисковал, пасовал поперёк или назад.

Акцентированные навесы «Краснодара» в первом тайме. До перерыва, когда Мусаев скорректировал позицию Стоцкого, «Краснодар» сильно кренил атаки на правый фланг. Доказательство - сильный перевес в количестве навесов с игры: 2 слева (причём оба - на 4-й минуте, и передачу Шарля Каборе в штрафную можно считать лонг-боллом, а не кроссом), 6 справа. «Краснодар» специально расставлял игроков в позиционной атаке, подготавливая подачи: Вандерсон и Марков возникали справа ближе к боковой линии, Ари открывался под них на боковой линии штрафной, Мамаев открывался на 11-метровой отметке, Классон - на дальней штанге (или наоборот), а Газинский включался вторым темпом. При таких навесах «Спартак» стабильно терял дальнюю штангу - возможно, из-за резких включений туда Классона/Мамаева.

План мог стать ещё более эффективным, если бы Рамирес не схватил глупейшее удаление в Уфе. Тогда справа вышел бы Стоцкий, и вместе с Вандерсоном они могли бы завалить штрафную «Спартака» навесами на дальнюю штангу. Тем не менее, «Краснодар» грузил кроссы даже с Марковым справа, отметился подключениями вперёд и сам Марков - во втором тайме после его навеса Каборе подобрал мяч и пальнул в перекладину.

Как мне видится, план вызван не только спецификой атаки «Краснодара» - Вандерсон с таким же успехом мог навешивать слева, закручивая мяч к воротам, а Классон и Мамаев насыщать дальнюю штангу в правой части штрафной. Качества защитников «Спартака» тоже могли повлиять на план. Мельгарехо отлично выбирает позицию при воздушных единоборствах и сильно играет головой, это относится и к его оборонительным действиям. Про Ещенко так сказать нельзя. Вдобавок слева было меньше сопротивления при навесах - из-за Промеса.

«Спартак» явно отрабатывает стандарты. Штрафные и угловые - главное, что приносит красно-белым очки при слабой игре в финальной трети поля. По количеству ударов после стандартов «Спартак» далеко впереди всех в РПЛ - ЦСКА, ближайший конкурент, нанёс на 10 ударов меньше и ничего не забил. Наряду с «Локомотивом» красно-белые - одна из двух команд, забивающих все голы не с игры, но выборка «Локо» меньше: всего один гол. У «Спартака» - 3, тоже лидерство в РПЛ. По созданным xG со стандартов «Спартак» не лидирует, но выдаёт сильные числа. Особенно если вспомнить, что с игры создано моментов всего на 1,02 xG больше.

Главное, что отличает стандарты «Спартака» - вариативность. В Краснодаре москвичи создали все свои опасные моменты после угловых, и каждый был подан по-разному. Мельгарехо бил головой после навеса Промеса на ближнюю штангу. Джикия - ногой после навеса на 11-метровую с резко падающей траекторией в зоне Спаича (думаю, давление на него было осознанным). Голу Зе Луиша предшествовал кросс на дальнюю для Жиго, скинувшего мяч в центр.

Отчасти «Краснодар» помог «Спартаку» слабой игрой на стандартах. Гол Зе Луиша - не случайность: на предыдущем угловом он легко ускользнул от опеки Каборе и бежал на ближнюю штангу, что видно на скриншоте. Но подготовку красно-белых нельзя переоценить: стандарты команды вариативны и результативны.

Позиция Фернандо при штрафном Стоцкого. Перед лучшим ударным штрафным «Краснодара» Фернандо встал за стенкой на колено, перекрывая потенциальный удар под стенкой. Это не более чем любопытная мелочь и, скорее всего, самодеятельность. Стоцкий нанёс 7 прямых ударов со штрафных в прошлом сезоне и каждый раз закручивал мяч над стенкой. Скорее всего, Фернандо банально вспомнил свой опыт - он забивал за «Спартак» хитрыми ударами под стенкой. Мелочь не сработала, но отняла у Стоцкого один из вариантов исполнения.

Регулирование роли правого полузащитника от Карреры. Обычно флэш-интервью в перерыве наполнены водой, но Александр Самедов в перерыве матча в Краснодаре дал важную наводку для тактических разборов - рассказал, что Каррера просил крайних полузащитников заужать пространство без мяча, перекрывать центр и полуфланги. Самедов, с каждым годом всё комфортнее чувствующий себя в центре, чем справа, справлялся с задачей весь первый тайм - накрывал Стоцкого, когда строил прессинг-ловушку вместе с Зобниным, и контролировал полуфланг в остальных эпизодах. Много смещаться в край не приходилось - «Краснодар» редко задействовал Стоцкого за центральной линией.

Похоже, в перерыве Мурад Мусаев подкорректировал командный план «Краснодара». Во-первых, команда стала атаковать через оба фланга, а не только через правый, во-вторых, свободу Стоцкому для фланговых включений создавали коллективно. Самедов сохранял позицию в полуфланге, там же открывался Классон, отвлекая внимание Александра и Ещенко. А Стоцкий создавал ширину и получал диагонали за спину Самедову.

Ташаев, выйдя на замену, сыграл по Стоцкому более строго - был больше привязан к флангу. Он давал принимать мяч в своей зоне, но накрывал прессингом и заставлял принимать решение сразу. Ташаев ошибся единственный раз - на чужой половине поля, когда потерял мяч в борьбе со Стоцким и открыл фланг для рывка - но сразу же исправился мелким фолом.

«Терек» - «Рубин»

Проблемы «Терека» с компактностью. Самый повторяющийся сюжет матча с «Рубином» - неэффективность прессинга грозненцев. На протяжении игры хозяева были уязвимы в пяти местах:

1.    Зона между крайним полузащитником, крайним защитником и центральным полузащитником. Чтобы компенсировать численное преимущество на первой линии прессинга, один из крайних полузащитников «Терека» работал по крайнему центральному защитнику «Рубина». Это приводило к разрыву между линий, который, как правило, заполнял Могилевец.

2.    Зона между линией полузащиты и атаки. Здесь все просто: высокий прессинг от атакующей четверки не поддерживался полузащитой, и, как следствие, Коновалов и Камболов получали мяч в относительной свободе между линиями. Как правило, после этого полузащитники «Рубина» запускали неточные диагонали крайним защитникам.

3.    Персонально-ориентированный прессинг, даже при наличии доступа к игрокам, разрывался за счет грамотных индивидуальных действий / перегруза зоны от Могилевца и Полоза.

4.    Иногда «Терек» перекрывал центр, но плохо контролировал фланги. «Рубин» пользовался этим за счет наигранных комбинаций.

5.    Олег Иванов недостаточно работоспособен, чтобы играть в двойке в прессинге. Особенно против тройки в первой линии. Зачастую он недорабатывал, либо оказывался не в самой правильной позиции (глубже, а не на одной линии с Мбенгом).

При этом нельзя сказать, что «Рубин» удачно воспользовался этими проблемами. Как правило, даже оказываясь в удачной ситуации, казанцы прибегали к одинаковому алгоритму - диагоналям на крайних защитников, которые должны были разобраться в один-один. Такой прием был гораздо менее эффективен. чем в предыдущих матчах (вместо Байрамяна играл Устинов). 

Два разных тайма «Рубина». Уже привычная картина для этого года: казанцы сочетают агрессивный первый тайм с более спокойным вторым. Так или иначе, это оказывает прямое влияние на результат. Согласно данным Understat, «Рубин» опережал «Ахмат» по опасности созданных моментов до 44-й минуты, но в итоге хозяева превзошли их на 0.7 xG. В начале матча казанцы легко разбивали билд-ап «Ахмата» через высокий прессинг, форсируя в целом бесполезные лонг-боллы. 

Единственный выход, который допускал «Рубин», был, как и в матче с «Зенитом», выход с помощью крайних защитников. Как правило, третьим в линию садился и создавал численное преимущество Магомед Мусалов. Другой момент гениальности от «Ахмата» - грамотное движение Олега Иванова между линиями, в котором, правда, не было системности. 

Как только команда отошла в низкий блок, она стала допускать больше моментов. При этом нельзя сказать, что они были системными: Игорь Ледяхов продолжает ставить на оборону, уделяя, кажется, минимальное внимание отработке взаимодействиям в атаке. Единственная повторяющаяся комбинация - диагональный перевод Семенова на Беришу - не приводила к опасности. Более плачевными были последствия недоработок отдельных игроков (например, Коновалова). 

Финальные замены, которые сработали. Мы уже писали в паблик про драмы Курбана Бердыева, но крайние центральные защитники, плохо играющие на втором этаже - повторяющееся проклятие его команд. В субботу его прибила ошибка Егора Сорокина. Молодой русский защитник, заменивший Уремовича, не рассчитал траекторию полета мяча в своей штрафной, и беспрепятственно позволил Мбенгу. (Вопрос, что в этой ситуации делал Игорь Коновалов, тоже актуален).

С другой заменой Бердыев угадал больше. Выступавший на позиции крайнего защитника Хорен Байрамян отыграл 13 минут в роли Дмитрия Полоза и забил гол, грамотно открывшись в свободное пространство. Кажется, в «Рубине» русским раумдойтером может стать кто угодно.

Однако ситуация, которая предшествовала первому голу (численное равенство в зоне подбора) не могла быть возможна, если бы раньше Игорь Ледяхов не перешел на 4-3-3, отказавшись от флангового игрока (Роши) в пользу еще одного таргетмена (Балая) и переведя Исмаэла, изначально заменившего Иванова, в центральную тройку. Скорее всего, логика заключалась в том, чтобы насытить штрафную для лонг-боллов, и в определенном смысле она оправдала себя. Именно после того, как Мбенг зацепился на лонг-болл Семенова, Бериша подхватил мяч и исполнил голевой навес. 

«Крылья Советов» - «Локомотив»

Решения Тихонова под Игнатьева. Здесь целый букет, поэтому объединил в один подраздел:

1. Стартовый план перехода в атаку. Целью «Крыльев Советов» без мяча был отбор в правом фланге/полуфланге с доставкой через центр во фланг Игнатьева - крайний защитник «Локо» слишком сваливался в центр, не успевал в отборе и открывал зону за спиной. Туда классно врывался Зотов. В первые 10 минут Игнатьева трижды поймали на излишней агрессии в переходной фазе, а однажды Зотов откровенно простил «Локомотив» - его прострел на дальнюю штангу для Соболева получился чуть сильным.

2. Работа Яковлева в штрафной при атаках правым флангом. Павел Яковлев, начинавший матч оттянутым нападающим, в серии эпизодов играл на скрещивании траекторий бега с Игнатьевым при ускорении к чужим воротам. То есть когда Игнатьев смещался в центр, Яковлев нырял левее, за спину крайнему защитнику «Локо». Это сработало в моменте, когда форвард чудом не замкнул прострел Чичерина - Яковлев скрестил траектории уже внутри штрафной. Там Игнатьев доработал и заблокировал ногу Павла без фола, но изначально он оставил Яковлева свободным.

В конце первого тайма «Крылья» попробовали альтернативный вариант заполнения штрафной при атаке правым флангом - Яковлев выдернул за собой Игнатьева смещением в центр, а за спину им на дальней штанге забежал Зотов. Получилось тоже опасно.

3. Перемещение Чочиева в левый полуфланг по ходу матча. Чочиев начинал матч правым центральным полузащитником, но на 53-й минуте поменялся местами с Башкировым. Неизвестно, кто принял решение - Тихонов или сами игроки, но оно логично. Двигающий мяч на дриблинге в уязвимой зоне был нужнее, чем ролевик, заполняющий зону. Ситуацию для «Локомотива» усложняла игра опорников: Крыховяк выдёргивался на мяч и отрезался пасом на Чочиева, Денисов часто страховал его на одной вертикальной линии. Центр не покрывался правильно.

В результате возникали ситуации, как на скриншоте - Чочиев гнал мяч через полуфланг, создавая в зоне ситуацию 2v1 и дожидаясь шанса создать ширину пасом на Зотова. После следовал прострел в штрафную на Соболева. Один такой прострел перехватил Гилерме, во втором эпизоде Соболев толком не попал по мячу.

4. Замена Зотова на Ткачука. Идея Тихонова понятна - он выпускал Дениса Ткачука на позицию левого вингбэка, подразумевая его качества левого вингера. «Крылья» прижали чемпиона, а Игнатьев давал всё больше свободы на фланге. Из-за этого структура атак «Крыльев» стала асимметричной - Ткачук поднимался значительно выше, чем Чичерин справа.

Плюс Ткачуку помогал Полуяхтов, высоко страхуя вингера/вингбэка на фланге. Перед стыком на жёлтую карточку, когда Игнатьев мог получить красную, Полуяхтов как раз помогал Ткачуку. После удаления и замены Полуяхтова дополнительно насыщал зону уже Чочиев - тоже искал вингера под создание ширины. Из-под Игнатьева Ткачук ничего не создал, зато сделал классный прострел на ближнюю штангу после удаления и выхода направо Хёведеса. Впрочем, одного паса для Тихонова оказалось мало - тренер покритиковал Ткачука на пресс-конференции: «Сегодня у нас не сыграли замены. Я ожидал большего. Так на замену нельзя выходить, как это было сегодня».

Специфическая роль Башкирова. Весь первый тайм Евгений Башкиров был главной поддержкой пары Яковлев-Соболев. Без мяча он выдёргивался из тройки полузащитников в прессинг, когда «Локомотив» доводил мяч до правого полуфланга. Часто триггером давления был пас Игнатьеву, но аналогично Башкиров выдвигался и на Крыховяка, и на Денисова. При атаках «Крыльев» Башкиров забегал через тот же полуфланг к линии штрафной.

Вероятно, это тоже было решение Тихонова специально под Игнатьева, но в атаке оно не сыграло - Башкиров открывался за спинами всех игроков «Локо», но не ускорялся под забросы и почти не получал мяч. В прессинге отработал лучше, заставляя «железнодорожников» и особенно Игнатьева быстрее расставаться с мячом. Но смена полуфлангами между Башкировым и Чочиевым сделала «Крылья» сильнее - прессинг-миссия из-за подсевшего «Локомотива» утратила смысл, а креатива через уязвимую зону стало больше.

Акцент «Локо» на левый фланг в позиционке. Юрий Сёмин перепробовал несколько структурных вариантов атаки против «Крыльев», и в каждом из них левый фланг перенасыщался - либо для контроля мяча в зоне, либо для перегруза зоны и диагонали на дальнюю штангу. Идею Палыча давить через зону Самарджича-Чичерина лучше всего объясняет позиция Ману Фернандеша в стартовые минуты. Обычно Фернандеш опускается в глубину разводить атаки (что и делал позже), но начал португалец, как третий игрок передней линии, насыщающий дальнюю штангу при подачах с правого фланга.

Таким расположением Фернандеш стягивал на себя Самарджича или Чичерина, создавая благоприятную ситуацию для диагонали под забегания Лысова. Они тоже стали частью плана «Локо» - правда, Лысов включался малопродуктивно и ничего не создал (5 навесов, 0 точных). Ещё одна деталь - движение и расположение Фарфана. При доводке атак до позиций, откуда можно навесить, Фарфан нырял на дальнюю штангу за спину Бурлаку, а Смолов располагался перед центральным в тройке «Крыльев». При контроле в финальной трети Джефф уходил в левый полуфланг, чтобы создать 3v3 в зоне или отвлечь защитника на себя, чтобы Лысов комфортнее принял пас из глубины.

Идея Сёмина отражается на карте средних позиций. Да, из-за действий на разных флангах точка может быть центрированной и не отражать суть перемещений, но структуру «Локо» она описывает качественно. Фарфан и Фернандеш действительно были привязаны к левому краю сильнее, чем обычно.

Полуяхтов - снова центральный защитник. У Андрея Тихонова необычный комплект защитников - три правоногих фланговых, которых можно ставить на разные позиции, и недобор центральных. В предыдущих матчах Тихонов неизменно решал проблему, ставя Чичерина правее в тройку центральных, Полуяхтова налево и Зотова направо. Под «Локомотив» выбрал резко иной вариант, с Чичериным справа, Зотовым слева и Полуяхтовым в тройке. Сложно найти мотивы такого решения, особенно учитывая, что против «Ростова» Полуяхтов вынужденно сыграл левого центрального в тройке всего второй раз в карьере (и при первой попытке он проиграл 0:6 «Рубину»). А Чичерин не только справлялся с основной работой, но и был лучшим пасующим «Крыльев» в каждом из трёх стартовых матчей.

Две версии решения. Первая - Самарджич, сразу попавший в стартовый состав, не может играть левого центрального из-за правоногости. Вторая - Полуяхтов удивил Тихонова проактивностью действий. Он сделал 3 отбора с возвратом владения, один - за центральным кругом, и неоднократно вылетал из линии на принимающего мяч. Так было во всех моментах с удачными отборами Полуяхтова. Во втором тайме от него понадобилось подниматься в атаку, как в предыдущих матчах делал Чичерин - Полуяхтов тоже справился, дважды высоко включился в контрпрессинг и спровоцировал Игнатьева на красную.

«Зенит» - «Урал»

Мак дублирует функционал Дриусси и Смольникова. Сергей Семак с самого начала матча расположил Мака и Смольникова на одном фланге. Получилось не очень. Обоих игроков по разным причинам тянет ближе к краю поля: Маку необходима дистанция для скоростного дриблинга, Смольников созданием ширины дает партнерам возможность пускай менее точно, но быстрее перевести мяч на фланг.

В итоге на правом краю поля у «Зенита» создавалось численное преимущество, которое, тем не менее, вполне успешно закрывалось одним Кулаковым - достаточно было сыграть по более опасному игроку, ведь при открывании за спину защитнику оба игрока двигались в одну и ту же точку.

Когда Мак все же оставлял Смольникову фланговую пашню и смещался в полуфланг, игрок практически сталкивался с Дриусси, свободно двигавшемся между линиями по горизонтали границы средней и финальной третей. Таким образом, движен

Оцените статью автора:
Оставить комментарий
авторизуйтесь через любимую социальную сеть