сегодня, среда 15:14, 22 ноября 2017

«Кровавая среда» или «Дебош в Хоккейном городе»

Андрей Семенихин

все публикации автора
«Кровавая среда» или «Дебош в Хоккейном городе»
Вспоминаем легендарный матч между «Детройт Ред Уингс» и «Колорадо Эвеланш».

26 марта 1997 года в Детройте на «Джо Луис Арена» состоялся матч регулярного чемпионата Национальной хоккейной лиги, который навсегда вошел в историю хоккея. «Детройт Ред Уингс» и «Колорадо Эвеланш» устроили форменное побоище, которое получило целый ряд эпитетов: «Кровавая среда» (англ. Bloody Wednesday), «Ночь боёв на Джо» (англ. Fight Night at the Joe), «Дебош в Хоккейном городе» (англ. Brawl in Hockeytown) и «Кровавый матч» (англ. The Blood Game).

Начало бойне положил шестой матч финала Западной конференции сезона 1995/1996 (29 мая), когда силовой форвард «лавин» Клод Лемье атаковал со спины центрального нападающего «красных крыльев» Криса Дрэйпера. Удар о борт был такой силы, что Дрэйпер получил множественные переломы. У Криса были сломаны нос, челюсть, глазная и лицевые кости. Дрэйпер повредил шейные позвонки, потерял зубы и получил тяжелое сотрясение мозга. 25-летний игрок в течении 8-ми недель питался через трубку и перенес серию операций. Агрессор Лемье за свой проступок получил только 2-х матчевую дисквалификацию. Позднее, игроки, находившиеся на скамейке запасных признавались, что при падении Дрэйпера стоял жуткий хруст ломающихся костей.

Месть одного из своих лидеров хоккеисты «Детройта» вынашивали почти год. За это время соперники провели три матча в регулярном чемпионате, но все они прошли без конфликтов. Даррен Маккарти, штатный тафгай «Ред Уингс» позднее вспоминал, что отмщение за Дрэйпера могло произойти и раньше, но Лемье два матча пропустил из-за травмы, а драться в Денвере на площадке «лавин» Маккарти принципиально не хотел.

Первая стычка между защитником Брентом Северином («Колорадо») и Джейми Пушором («Детройт») состоялась через 4:45 после стартового вбрасывания. Вторая -произошла в 10:14 между Кирком Молтби («Детройт») и Рене Корбе («Колорадо»).

По-настоящему боевые действия развернулись за 1 минуту и 38 секунд до окончания первого периода.

Из воспоминаний Даррена Маккарти: «Интересно, что главная драка вечера началась с легкой потасовки между Петером Форсбергом и Игорем Ларионовым. Удивительно было увидеть именно их в бою. Сложно представить, что такой джентльмен, как Игорь, мог стать, путь и невольным, но зачинщиком подобной драки. Они столкнулись у борта за 1:38 до конца первого периода и начали бороться. В этот момент в моей голове сработал сигнал. Когда Шэнахэн помог мне отцепиться от Фута, лайнсмен схватил меня за свитер. Но я смог уйти и от него и устремился в сторону Лемье. Пока я тащил его к борту, успел прописать ему коленом в голову. Я действительно был в ярости».

Видя «избиение» Лемье, голкипер «Эвеланш» Патрик Руа покинул ворота и направился к центру площадки чтобы вмешаться в драку, однако там его на полной скорости «встретил» форвард «Ред Уингз» Брендан Шэнахэн. После чего с Шэнахэном вступил в драку защитник «Колорадо» Адам Фут, а Руа схлестнулся с вратарём «Детройта» Майком Верноном. Ларионов, Форсберг, Шэнахэн, Фут, Вернон и Руа получили по две минуты штрафа за грубость, Лемье и Маккарти - по пять минут за драку. Маккарти также получил двойной малый штраф за грубость.

Патрик Руа

Из воспоминаний Даррена Маккарти: «Пока шло избиение Лемье, я понятия не имел, что Брендан Шэнахэн и Майк Вернон также находятся в самой гуще событий. Когда Шэнни увидел Патрика Руа, мчащегося на помощь Лемье, он встретил его на полной скорости в центре площадки. Фут пришел на выручку Патрику, и уже Вернон должен был покинуть свои ворота, чтобы помочь Шэнахэну. Вернон бился с Руа, пока Брендан дрался с Футом.

Скамейка «лавин» была в ярости. Но еще больше их рассердило то, что я получил только двойной малый штраф за грубость. Они считали, что я заслуживаю, как минимум, удаления до конца матча. Повлияло ли на решение арбитра Пола Деворски то, что Лемье изображал из себя «черепашку»? Не знаю, но сложно назвать произошедшее полноценной дракой. Клод не заслуживал удаления, так как даже не имел возможности хоть как-то ответить на кулаках.

Если вы хотите понять, какую злость я испытывал, когда накинулся на Клода Лемье 26 марта 1997 года, то постарайтесь присмотреться к моему левому кулаку на одной из фотографий, запечатлевших этот знаменитый момент. Мой кулак сжат так яростно, что проступают все вены от руки до локтя. Если вы хотите знать, с какой силой я бил Клода Лемье, то могу сказать, что больше никогда в жизни я не испытывал подобной ярости. Я много раз пытался сжать кулак с той же силой, как и в тот вечер, но безуспешно. Пусть на моем счету за всю карьеру набралось около 200 боев, но никогда я не был свирепее, не был страшнее, чем в тот вечер.

Годы спустя Лемье признался мне, что тот удар был самым страшным, который он когда-либо получал за свою карьеру. Конечно, у меня случались моменты, когда я хотел избить своего оппонента, но никому я не хотел причинить такой боли, как Лемье. Я ринулся прямиком к Лемье. Много раз говорилось и писалось, что Клод не видел моего приближения. Но это неправда. Могу заверить, что смотрел ему прямо в глаза, когда наносил первый удар. Я хотел, чтобы он видел мой гнев. Я не носил удар исподтишка. Но первым же ударом срубил его.

Когда он повалился на лед, то оказался в позиции, которую хоккеисты называют «черепашка». Он закрывал голову руками. Опять же, гораздо позже, он уверял меня, что первый удар отправил его в нокдаун, и он просто пытался прийти в себя. Тем временем я не унимался. Хотел сделать ему больно. Я махал кулаками, пытался ударить его головой об лед. Я подтащил его к борту, чтобы Крис Дрэйпер мог получше разглядеть все происходящее».

В результате массовой драки лёд на арене был сильно залит кровью; на его очистку ушло много времени, а некоторым игрокам пришлось останавливать кровотечение. В частности, врачи «Колорадо Эвеланш» наложили несколько швов на разбитую бровь Руа.

Через 15 секунд состоялась последняя драка в первом периоде между Адамом Дэдмаршем («Колорадо») и Владимиром Константиновым («Детройт»).

Во втором периоде состоялось еще пять драк между: Шэнахэном и Футом, Майком Кином («Колорадо») и Томасом Холмстрёмом («Детройт»), Северином и Аароном Уордом («Детройт»), Маккарти и Дэдмаршем, Пушором и Уве Круппом («Колорадо»). В общей сложности судьи выписали игрокам 148 минут штрафного времени (75 - «Колорадо», 73 - «Детройту»).

Игровая составляющая в том матче отошла на второй план, но как не упомянуть, что главным героем встречи стал все тот же Маккарти. После того, как Лапойнт и Шэнахан, забросив по шайбе в течении 36 секунд, сумели перевести игру в овертайм («Колорадо» в третьем периоде вел в сете 5:3), именно Даррен Маккарти стал автором победной шайбы в овертайме.

Из воспоминаний Даррена Маккарти: «Я провел в НХЛ 758 матчей, но именно этот бой ознаменовал всю мою карьеру. Пусть на моем счету важнейший гол в решающем матче за Кубок Стэнли, но именно эта игра, наверное, стала самой запоминающейся в моей карьере. Именно об этой игре фанаты спрашивают меня чаще всего».

По материалам российских и зарубежных СМИ.

Оцените статью автора:
Оставить комментарий
авторизуйтесь через любимую социальную сеть